Религиоведение » Блог »

Диалектика мышления и диалектическое мышление

Диалектические закономерности проявляются в мышлении двояким образом: объективно и субъективно. Объективно законы диалектики проявляются в той стороне мышления, которая не зависит от воли и сознания людей. Люди могут не предполагать этих законов в мышлении, могут даже не желать их и, тем не менее, они будут в нем действовать.

Примером такой объективной диалектики служит само диалектическое развитие мышления, движение его от неполного и неточного знания к знанию более полному и точному. Непрерывное развитие мышления также не зависит от того, осознают данное развитие люди или не осознают, хотят с ним считаться или не хотят. Другим примером объективной диалектики мышления является внутреннее, присущее всякому суждению противоречие между субъектом и предикатом, также не зависящее от нашего желания.

Напротив, субъективная диалектика в мышлении связана с той его стороной, которая всецело находится в ведении сознания человека и подчиняется его воле {хотя и обусловлена внешним миром). В мышлении она может быть, а может и не быть, в зависимости от того, считает ли нужным допускать ее человек или не считает. Так, например, при исследовании предмета я могу посчитаться с его диалектикой, а могу и не посчитаться с ней — в этом никакой неизбежности пет, никто меня к этому принудить не может. Также нет неизбежной необходимости в том, чтобы я соблюдал диалектический метод с его различными чертами и приемами. Как известно, тот, кто не желает пользоваться диалектическим методом, весьма успешно достигает этого (правда, ценою превращения в метафизика).

Объективная диалектика в мышлении и есть как раз то, что выше названо диалектикой мышления (в отличие от диалектического мышления, представляющего собой субъективную диалектику). Когда мы говорим «диалектика мышления», мы хотим выделить именно это, присущее любому мышлению объективное проявление в нем диалектических законов. Ничего большего выражение «диалектика мышления» не означает.

Объективная диалектика мышления многообразна, она охватывает собой различные его моменты: форму и содержание, приемы мышления, самое способность мышления и т. д. Возьмем понятие, эту исходную логическую форму. Понятие по своей природе диалектично, ибо заключает в себе органически связанные между собой единичные, особенные и всеобщие признаки. Каждое конкретное понятие (например, понятие о капитализме) содержит в себе признаки, свойственные только данному предмету (капитализму), признаки, свойственные некоторым предметам (входящим в класс антагонистических формаций), наконец, признаки, свойственные всем предметам (составляющим класс формаций). В понятии имеются противоположные по своей природе характеристики — объем и содержание, с ним связываются основанные на этих характеристиках противоположные операции — определение и деление и т. д. Столь же диалектично суждение, уже в самой форме своей имеющее все основные элементы диалектики: единичное и общее, тождество и различие. Субъект и предикат, взаимно отрицая, вместе с тем предполагают друг друга. В умозаключении объективная диалектика обнаруживается во взаимоотношении трех его терминов (не случайно Маркс при характеристике диалектики производства, обмена и потребления, а также товарооборота Т—Д—Т пользуется схемой силлогизма), в наличии в нем противоположных движений: от общего к частному — дедукции, и от частного к общему — индукции, в имеющейся в нем непосредственной и опосредствованной связи и т. д.

Опираясь на указанную объективную диалектику форм мышления, диалектическая логика разрабатывает их диалектическую классификацию, которая, будучи построена на принципе субординации, коренным образом отличается от всех других формально-логических классификаций.

Диалектическое развитие содержания мышления (например, содержания понятия «материя», содержания суждения «трение превращается в теплоту») также происходит объективно, помимо воли и сознания людей. Люди осознанно ставят перед собой лишь одну цель: как можно точнее отобразить познаваемый ими предмет, но при этом неосознанно и помимо их воли происходит развитие содержания мышления. Объективно-диалектически развивается и сама способность мышления, которая все время усовершенствуется, обогащаясь новыми приемами и средствами исследования. Можно выделить и такую, отмеченную Ф. Энгельсом, объективную диалектику мышления, как бесконечную его познавательную возможность и конечную реализацию этой возможности в каждый данный момент.

Охарактеризованная здесь в общих чертах Объективная диалектика мышления, будучи отражением диалектики материальных вещей (опирающимся на практику), присуща всякому мышлению без какого-либо исключения. Она есть в мышлении научном и ненаучном, в мышлении взрослого и ребенка, материалиста и идеалиста, словом, у всех людей, поскольку они осуществляют процесс познания. Данная диалектика, обусловленная самими вещами, является необходимой и всеобщей. Вот почему ее целесообразно назвать «диалектикой мышления» подобно тому, как мы говорим о диалектике живого организма, диалектике ассимиляции и диссимиляции и т. п. Разница будет состоять только в том, что первая диалектика существует в мышлении, вторая — в материальных предметах.

Итак, объективная, всеобщая и необходимая диалектика мышления составляет одну из частей предмета, исследования диалектической логики. Однако, хотя отмеченная диалектика мышления присуща любому мышлению, это совсем еще не значит, будто всякое мышление является диалектическим, а всякий человек диалектиком. Всем хорошо известно, что в действительности не любое мышление диалектично и не каждый человек диалектик. Если бы дело обстояло иначе, тогда все люди со дня формирования у них мышления становились бы диалектиками и никаких метафизиков на свете не существовало бы.

Надо иметь в виду, что диалектическое мышление — это не то же самое, что диалектика мышления. Диалектическое есть в подлинном значении слова субъективная диалектика, причем не только в том смысле, что она существует в голове субъекта (в голове субъекта существует и объективная диалектика мышления), но и в смысле прохождения его, диалектического мышления, через сферу познания. Диалектическое мышление есть познание, осознание диалектики внешнего мира. Однако это требует пояснений, несмотря на кажущуюся здесь очевидность.

Мышление есть отражение действительности во всех своих, сторонах: как в форме, так и в содержании. Формы мышления: понятие, суждение, умозаключение отражают наиболее общие черты материальной действительности. Например, форма суждения, имеющая структуру «субъект—предикат», отражает в реальной действительности факт раздвоения вещей на предмет и признак, на единичное и общее; форма умозаключения отражает объективную закономерность наличия в вещах моментов единичного, особенного, всеобщего и т. д. Для всякого материалиста, очевидно, что формы мышления отражают действительность. Еще более очевидным является факт отражения действительности в содержаний мышления. Суждение «Волга — река» отражает то, что Волга действительно является рекой, умозаключение «роза — цветок, цветок — растение, следовательно, роза — растение» отражает реальные связи принадлежности розы к цветам и растениям.

Между этими двумя видами отражения действительности (формой и содержанием мышления), несмотря на то, что они осуществляются всегда вместе и неотделимы друг от друга, имеется существенное различие.

Если в содержании мышления отображаются признаки вещей, то в форме — закон отношения этих признаков. То, что отражается в формах мышления, имеет более общий характер, чем то, что отражается в содержании мышления. Так, фиксируемая в форме суждения «сосна — дерево» раздвоенность вещей (единичное — общее) имеет место не только в таком отдельном предмете, как «сосна» (сосна как сосна есть единичное,- сосна как дерево есть общее), но и в предмете «дом» (дом как дом есть единичное, дом как здание есть общее), в предмете «книга», вообще во всех предметах.

Она, следовательно, охватывает предельно большие классы отношений вещей. Этого о содержании сказать нельзя, содержание мышления всегда связывается с каким-то определенным, конкретным предметом, или классом предметов. Вот почему все суждения по своему содержанию не одинаковы.

Но главное различие в другом. Отражение в формах мышления закона отношения признаков не есть еще познание самого этого закона, отражение же в содержании мышления признаков необходимо есть познание их. Когда у людей складываются логические формы (понятие, суждение, умозаключение). Они еще не познают реальные прообразы этих форм, хотя и отражают их. Люди познают материальные, прообразы только с появлением логики, да и то на той ступени ее развития, когда встает задача объяснить, как возникли понятия, а суждения, умозаключения, под действием чего они сложились. Не случайно поэтому человек начинает мыслить в формах понятия, суждения, умозаключения задолго до того, как узнает? что они собой представляют, и какая сторона объективной действительности их обусловила. Напротив, вырабатывая то или иное содержание мышления, формируя конкретное представление о признаках вещей, люди обязательно познают эти признаки (ведь нельзя, например, образовать суждение «снег бел», не зная, что такое «снег» и что такое «бел», и что значит, что второе, присуще первому).

Следовательно, в мышлении имеется два вида отражения. Одно отражение не является в собственном смысле познанием (например, отражение действительности в самих формах мышления), другое отражение обязательно есть познание (отражение действительности в содержании мышления). Этот второй вид отражения, роль которого в мышлении, безусловно ведущая, можно назвать гносеологическим. Гносеологическое отражение в отличие от отражения негносеологического всегда есть отражение осознаваемое, т. е. оно непременно предполагает осознание того предмета, который отражается.

Установив два вида отражения, можно теперь легко раскрыть особенность диалектического мышления в его отличии от диалектики мышления. Она состоит в том, что диалектическое мышление есть не просто отражение диалектики предмета (каким является диалектика мышления), но и познание ее. Диалектическое мышление именно познает диалектику предмета, на который оно Направлено, отдавая в том себе отчет. Если мышление познает диалектику предмета, осознает се, оно будет диалектическим, если не познает, не воспроизводит ее, его нельзя назвать диалектическим. Высказывание «всякое развитие есть противоречие» будет диалектическим, поскольку в нем раскрывается (хотя и неполностью) диалектика процесса развития. Наоборот, высказывание «товар есть вещь, предназначенная для продажи» не есть диалектическое, ибо оно не раскрывает диалектики товара. В этом смысле все положения науки диалектики являются примером диалектического мышления, хотя не только ее одной

Говоря о том, что диалектическое мышление есть осознание, познание диалектики, мы при этом имеем в виду осознание диалектики именно предмета, а не самого диалектического мышления (хотя и это последнее нуждается в осознании). Когда Гераклит высказал свое диалектическое суждение «Панта рей» (все течет), он осознал универсальное движение именно действительности, а не самого этого суждения (чего он еще не в состоянии был постичь). Допущение обратного (что диалектическое мышление есть познание, осознание самого себя как диалектического) будет неправильно, ибо оно, во-первых, противоречит механизму процесса познания как осознания не чего-либо иного, а именно познаваемого предмета, во-вторых, исключает из диалектического мышления такую важную его форму, как стихийная диалектика.

Диалектическое мышление, составляющее главный предмет диалектической логики, существует в двух формах: стихийной и сознательной.

Стихийное диалектическое мышление — это такое мышление, которое не осознает самого себя. Оно раскрывает диалектические закономерности, не опираясь на науку диалектики, а побуждаясь к этому только силою объективной диалектики самого предмета. Стихийный диалектик не знает, что такое наука диалектика, поэтому он не может воспользоваться ею как инструментом, орудием познания. Не имея возможности руководствоваться теоретическими положениями науки диалектики (ибо они ему неизвестны), стихийный диалектик действует вслепую, так, как ему подсказывает непосредственный опыт. Поэтому результаты стихийно-диалектического мышления невелики, ибо не выходят за рамки фиксирования разрозненных моментов диалектики предмета. Кроме того, стихийно-диалектическое мышление отличается крайней несистематичностью, оно не может воспроизвести диалектику предмета целостно, в виде системы. Таковы недостатки стихийно-диалектического мышления, требующие от исследователя необходимости переходить к мышлению сознательно-диалектическому. Но главный недостаток состоит в том, что стихийно-диалектическое мышление является непоследовательным и нередко изменяет самому себе (ибо невозможно чисто эмпирическим путем предвидеть различные формы диалектики). Примером тому служит мышление Аристотеля, которое было стихийно-диалектическим, но, допуская первый толчок, сползало на позиции метафизики.

Недостатки стихийно-диалектического мышления не должны порождать у нас только отрицательное отношение к нему. Дело в том, что стихийно-диалектическое мышление есть все же диалектическое мышление и поэтому оно никак не может сравниться с обычным, так называемым здравым человеческим мышлением, которое ни о какой диалектике не знает и даже не предполагает о ее существовании. Значение стихийно-диалектического мышления состоит в том, что оно накапливает факты, на основе которых возникает впоследствии наука диалектика. Без стихийно-диалектического мышления не было бы и науки диалектики, а, следовательно, и опирающегося на нее сознательно-диалектического мышления. Исторически стихийно-диалектическое мышление предшествует сознательно-диалектическому мышлению, выступая подготовительной его ступенью.

В отличие от стихийно-диалектического мышления мышление сознательно-диалектическое раскрывает диалектику предмета на основе науки диалектики, оно отдает себе отчет в том, что является диалектическим. Поэтому его существование связано с существованием науки диалектики.

Сознательное диалектическое мышление, приступая к воспроизведению диалектики предмета, уже знает (поскольку оно опирается на теорию диалектики), что этому предмету свойственна диалектика. Но какова она конкретно, в каких формах существует и как проявляется — это еще должно быть установлено в результате исследования самого предмета. Наука диалектика указывает лишь направление исследования, но она не подменяет это исследование. Вследствие того, что сознательно-диалектическое мышление пользуется наукой диалектикой, оно осуществляется строго методическим путем и по результатам своего исследования более эффективно по сравнению с несознательным, стихийно-диалектическим мышлением. Поэтому для науки диалектической логики, изучающей диалектическое мышление (наряду с диалектикой мышления), оно представляет наибольший интерес.

Главная цель сознательно-диалектического мышления — воспроизвести объективную диалектику предмета. Диалектическое мышление должно изобразить предмет как сложное органическое целое в системе его связей и отношений, как предмет, изменяющийся и развивающийся в совокупности всех его внутренних противоречий. Исследуемый предмет должен быть изображен в диалектическом мышлении как единство противоположностей, сущности и явления, формы и содержания, возможности и действительности и т. д. Только таким путем можно создать о предмете научную диалектическую теорию.

Но как это сделать? Какими формами и приемами диалектического мышления надо пользоваться, чтобы воспроизвести диалектику предмета? Каким образом применять понятия, в какие отношения друг к другу их необходимо ставить? Ответить на все эти вопросы—значит указать, что такое диалектический метод. Диалектический метод в его познавательном значении это и есть совокупность определенных диалектических приемов и способов, с помощью которых мышление воспроизводит диалектику предмета, Он есть не что иное, как применение в теоретическом познании и практическом действии положений науки диалектики: закона единства и борьбы противоположностей, закона отрицания и др. Основные черты-этого диалектического метода, а, следовательно, и диалектической логики, исследующей его, сформулированы В. И. Лениным в следующих словах: «Логика диалектическая требует того, чтобы мы шли дальше. Чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и «опосредствования». Мы никогда не достигнем этого полностью, но требование всесторонности предостережет от ошибок и от омертвения. Это во-1-х. Bo-2-x, диалектическая логика требует, чтобы брать предмет в его развитии, «самодвижении» (как говорит иногда Гегель), изменении… В 3-х, вся человеческая практика должна войти в полное «определение» предмета и как критерий истины и как практический определитель связи предмета с тем, что нужно человеку. B-4-x, диалектическая логика учит, что «абстрактной истины нет, истина всегда конкретна…».

Как мы уже отметили, диалектическая логика включает в себя, наряду с исследованием объективной диалектики мышления, также субъективную диалектику. Объективная диалектика мышления (т. е. диалектика самих логических форм) изложена автором в другом труде. Что касается субъективной диалектики, т. е. диалектического мышления, то ей посвящаются все последующие главы.
Чтобы еще более четко показать специфику предмета диалектической логики, остановимся в заключении на определенном отличии ее, с одной стороны, от диалектики, с другой, от диалектического метода.



← Предыдущая статья
Следующая статья →
анимизм, античность, атеизм, беларусь, библия, бог, гегель, геоцентризм, деньги, евреи, иисус, инквизиция, кальвинизм, карма, католицизм, конференции, космос, креационизм, кумран, майя, марксизм, материализм, пгм, православие, рим, россия, рпц, социализм, тотем, украина, фейербах, христианство, церкви христовы, эволюция, экуменизм
© 2012 RelEd.net - свалка религиозно-философской макулатуры
Союз образовательных сайтов