РелигиоведениеПубликации

Бог по Бердяеву — это статичный Абсолют

Уже в своих ранних работах Н. А. Бердяев, критикуя индивидуализм и субъективизм неокантианства, ищет подлинную философию вне рационалистической онтологии. В поздний период творчества он в философии И. Канта, понятой своеобразно, усматривает основу подлинной философии духа. Можно сказать, что Н. А. Бердяев сам остается кантианцем, замыкая философию духовным миром.

Таким образом, согласно учению Н. А. Бердяева, онтологическая метафизика игнорирует дуализм природы и свободы, сводит всю действительность к идеальной конструкции, которая остается вне человеческой свободы, вне человеческой личности. Поскольку же Н. А. Бердяев критикует не только рационалистическую ориентацию философии прошлого, а онтологизм, субстанциализм как тип миросозерцания вообще, постольку он критикует также один из существенных компонентов этого миросозерцания — традиционное онтологическое учение о Боге.

Прежде всего, как полагает Н. А. Бердяев, предшествующее миросозерцание, рассматривая человека по аналогии с миром вещей, в соответствии с этим рассматривает и Бога как силу, действующую извне, т. е. трансцендентную по отношению к человеку (Бог как Провидение или Творец), который обладает одновременно вечными и неизменными свойствами (Бог как Абсолют). Этот Абсолют, рассматриваемый сам по себе, является абстракцией, крайним выражением объективированной мысли, где жизнь исчезла, т. е. он представляет собой наследие натуралистической метафизики прошлого.

Поэтому, по мнению философа, учение о неподвижном, статичном Боге христианская теология взяла не из Библии, не из христианского откровения, а из Парменида, Платона, Аристотеля. В ней отразилась статичность греческой онтологии. «Неподвижный Бог, Бог как чистый акт есть Бог-понятие, а не Бог-жизнь. Преобладающая теологическая доктрина лишает Бога внутренней жизни, отрицает в Боге всякий процесс, уподобляет Его неподвижному камню. Эта идея идолопоклонническая. Не таков Бог Библии, Бог Откровения. Он полон внутренней жизни и драматизма». При таком понимании, по мнению Н. А. Бердяева, невозможно решить центральную проблему философии человека — проблему свободы.

Рассмотрение Бога как сущности является прерогативой традиционного умозрения, приводит к отождествлению Бога с добром и в своей основе восходит к традициям античной мысли, к пантеистически ориентированной философии вообще.

Понимание Бога как Абсолюта, как «полноты в себе самом» противоречит пониманию его как творца, ибо не может, как полагает Н. А. Бердяев, объяснить необходимости самого акта творения. Подобная трактовка, исключающая тоску в Боге по своему другому — человеку, с неизбежностью рассматривает его не как страдающего, любящего христианского личного Бога, а трактует его как властного и всемогущего тирана, которому только и принадлежит свобода, свобода же другого—человека исключается. Поэтому онтологизм, по мнению Н. А. Бердяева, с неизбежностью приводит либо к дуализму, либо к пантеизму, двум, казалось бы, взаимоисключающим концепциям, которые, однако, теснейшим: образом связаны. «Статический дуализм Платона, некоторого тщетно искал сам Платон динамического выхода в учении об эросе, был высочайшей трагедией античного мира, уготовлявшей христианское сознание, в существе своем динамическое. Но противоположности; соприкасаются и переходят друг в друга. Безысходный дуализм переходит в крайний монизм. Один из выходов из статического дуализма двух миров —мира единства и пребывания и мира множественности и изменчивости — это — монизм, для которого лишь один мир—истинный и подлинный, другой же мир — ложный и призрачный».

← Older Newer →