РелигиоведениеПубликации

Диалектика в борьбе с антидиалектикой

Диалектическое понимание принципов всеобщей связи и развития в корне противоположно метафизическому, т.е. антидиалектическому. Не следует, конечно, думать, что метафизики всегда отрицали наличие связей между явлениями или игнорировали развитие. Наоборот, указывались даже носители связей, такие как флогистон, теплород, электрическая жидкость и др. Однако все эти “невесомые”, “невидимые” носители выглядели весьма мистически. Связь между ними и между физическими явлениями ускользала от исследователя. Единственный вид связи, за которым признавалась универсальность, — это механические связи.

Метафизическая философия оперировала оторванными друг от друга понятиями, философские категории друг другу противопоставлялись. Явления рассматривались либо как случайные, либо как необходимые. Два сравниваемых явления считались тождественными или абсолютно различными. Метафизики мыслили противоположностями: их речь состояла из “да-да”, “нет-нет”.

К концу XIX в. благодаря достижениям естествознания и философии отрицать принцип развития стало невозможно. И тогда на первый план был выдвинут вопрос о том, как понимать развитие. Сложились две основные его концепции. Первая представляла развитие как простое уменьшение и увеличение явления, объекта, как повторение, вторая — как единство противоположностей (разделение единого на взаимоисключающие противоположности и взаимоотношение между ними). В первой концепции развития, движения в тени оставались самодвижение, его двигательная сила, источник, мотив (или сей источник переносится вовне — Бог, субъект). Вторая концепция главное внимание уделяла, познанию источника самодвижения. Первая концепция мертва, бледна, суха. Вторая жизненна, и только она дает ключ к “самодвижению” всего сущего, “скачкам”, “перерыву постепенности” и возникновению нового.

В наше время противоречие между диалектикой и антидиалектикой не исчезло, а приняло новые формы. Борьба сместилась в основном в сферу общественных явлений. Диалектика сегодня — живая душа материалистической философии, научной философии. Это поняли и антидиалектики и консерваторы в современной буржуазной философии, которые ведут непримиримую борьбу против материалистической диалектики.

Если “материалистическая диалектика окажется несостоятельной или ничего не говорящей, утверждал “советолог”, неотомист Г.А.Веттер, — то рухнет здание всего учения”. Экзистенциалист М.Мерло-Понти в работе “Приключения диалектики” писал, что “нет диалектики, кроме как в том типе бытия, где имеет место соединение субъектов”, т.е. нет объективной диалектики. Отрицание объективной диалектики — это первое направление современной антидиалектики.

Существует и другое направление. Под благовидным предлогом “спасти” революционное содержание “истинной диалектики” ее противники хотят отсечь диалектику от социальной философии, противопоставить их друг другу, а затем доказать, что с точки зрения диалектики исключается общество без противоречий, антагонизмов, “столкновений”, каким будто бы является социализм и коммунизм. Между тем хорошо известно, что теоретики научного социализма никогда не мыслили себе социализм как нечто застывшее, законченное, неподвижное. Наоборот, даже коммунизм классики марксизма всегда рассматривали как самое динамичное общество, как начало подлинной человеческой истории, как такой социальный организм, который развивается на основе внутренних неантагонистических противоречий.

Отождествляя антагонистические противоречия с неантагонистическими, противники революционной диалектики (а диалектика — алгебра революции, по Герцену) огрубляют, искажают ее и поэтому приходят к абсурдным выводам о невозможности общественного прогресса. Кроме того, они делают попытки противопоставить диалектике как методу научного познания разные варианты системно-структурного подхода. Однако эти попытки обречены на провал, ибо социальная диалектика основывается тоже на признании объективной диалектики и объективного характера законов общественного развития.

В сфере мышления “антидиалектика” наряду с тем, что настаивает на неизменности понятий, признает и их гибкость, но в этой гибкости полностью теряется устойчивость и определенность понятий. Такого рода приемы мышления носят название эклектики и софистики.

Эклектика (от rp.eklektika — выбираю) — отсутствие единства, целостности, последовательности в убеждениях, теориях, беспринципное смещение различных, зачастую разнородных, несовместимых противоположных точек зрения. Софистика — сознательное применение в споре или доказательствах неправильных доводов, так называемых софизмов, т.е. всякого рода уловок, замаскированных внешней правильностью.

В отличие от софистики диалектика требует всестороннего подхода к предмету, а в отличие от эклектики диалектика означает не формальное сочетание различных признаков предмета в его определении, а умение раскрыть их взаимосвязь и выделить такой признак, который в данных, конкретных условиях выступает как основной, главный, решающий.

Полное, точное значение предмета требует изучения всех его сторон, всех связей и опосредствовании. Хотя мы никогда и не достигнем этого полностью, выполнение требований всесторонности анализа предостережет нас от ошибок, от омертвления мысли.

Это, во-первых. Во-вторых, диалектика требует изучения предмета в его развитии, “самодвижении” (по Гегелю), изменении. В-третьих, весь человеческий опыт должен быть использован для “определения” предмета и как критерий истины, и как практический определитель связи предмета с тем, что нужно человеку. В-четвертых, диалектика учит, что абстрактной истины нет, истина всегда конкретна.

← Older Newer →