РелигиоведениеПубликации

Язык науки и философии

В естественнонаучном материализме всегда остается некоторая доля обособленности, застенчивости и осторожности, зависимость философских представлений от той области знания, которую изучает естествоиспытатель. Неопозитивизм спекулирует на этой зависимости, мешая естествоиспытателям подняться до уровня целостного научного мировоззрения. Он поощряет иллюзию ученого, имеющую психологические мотивы: мнение о том, что его наука самая важная. Но научное мировоззрение требует отказа не от конкретной науки как таковой, а от узкого профессионализма, от забвения истории развития и взаимодействия научной и философской мысли. В философии действительно есть понятия, которые не забыты лишь из уважения к их авторам. Многие традиционные проблемы так изменили свою форму, что в современном виде их содержание противоположно первоначальному. Сравните понятие метафизики во времена Аристотеля и в настоящее время.

Без исторического анализа совершенно не ясен смысл этого понятия. Сопоставляя практику в понимании Гегеля и ее марксистское понимание, сразу же обнаруживается пропасть между ними.

Язык науки и философии нуждается в таком анализе, который бы раскрывал структуру знаний и обогащал их содержание, освобождая его от влияний идеализма и метафизики, от псевдопроблем, скрытых одеждой философских терминов и привычных традиций не содержит философских терминов, содержанием обладает. Анализ языка должен вырабатывать критерии для оценки актуальности философских проблем, способы их наиболее корректной постановки и выявлять пути их решения. Необходимо обогащать язык философии тем содержанием, которое идет от развития конкретных наук и от осмысления социальных проблем современности, придавая мировоззрению все более глубокий, всеобъемлющий, творческий характер. Анализ языка науки должен быть остро критическим, чтобы не решать новые проблемы на устаревшем языке.

Но главное требование к анализу языка науки — это не отрицание роли знаковых систем и абстрактных математических моделей, а их всестороннее развитие, применение и осмысление на основе принципа отражения, учитывая определяющую роль содержания в развитии формы знания, а следовательно, ведущую методологическую роль научного мировоззрения, опирающегося на -всю практику человечества. Главная функция языка науки — отражение сущности реальных процессов природы, общества и мышления.

Выбор исходной знаковой базы языка или первичной знаковой системы в той или иной степени носит произвольный характер, но, будучи выбранной, знаковая система предъявляет свои требования к мышлению ученого. Она становится системой анализа, требующей определенного направления ее логического развертывания. Зависимость возможностей моделирования мира от семиотических свойств моделирующей системы (гипотеза Сепира—Уорфа) указывает на то, что язык науки играет важную роль в выявлении творческих возможностей мышления.

Знаковая система в той или иной мере становится системой мышления ученого, поэтому язык как средство мышления-зачастую отождествляется с самим мышлением. В этом кроется один из гносеологических корней логического позитивизма, который пытается все проблемы мышления свести к проблемам анализа языка. В социологии данная концепция обретает еще более курьезную тенденцию: язык как средство общения отождествляется с самим общением и даже с системой производственных отношений, которые существуют независимо от языка. Это приводит к идеалистическому воззрению на общество, к заверениям, что все социальные проблемы можно разрешить анализом естественного языка и языка науки.

Отношение содержательного и формально-логического уровней в научном познании может быть понято только за пределами формальных систем, в области философских оснований научного знания. В этом проявляется основной аспект связи языка и мировоззрения. Знаковые системы, которые осмыслены человеком, только условно можно называть формальными. К таковым относится и современная математическая логика.

← Older Newer →